Что такое ИВС, условия на нем, чем оно отличается от СИЗО и о чем нужно помнить, попав в ИВС

ИВС

Давайте разберёмся, что такое ИВС, чем он отличается от СИЗО, тюрьмы и прочих зон. Любознательные, конечно, могут залезть в википедию, но, боюсь, почерпнутые оттуда знания не будут отражать действительность. Итак…

ИВС — это разновидность МЕНТОВСКОЙ клетки в райотделе, куда собирают тех, кого, по мнению следователя, нельзя отпустить домой, а планируется арестовать и прессовать дальше. ИВС — это, как правило, отдельное охраняемое здание, где есть камеры, общие и одиночные, и куда свозят народ, попавшийся серьёзно и кого планируется арестовать. Раньше санкцию на арест до суда давал прокурор, сейчас этот вопрос решает судья. Максимальный срок, на который тебя может задержать следователь — 2 суток. За это время тебе должны предъявить обвинение и вывезти в суд для принятия решения об аресте. Итак, в ИВС нас садит мент-следователь, принимают и охраняют там тоже менты, и всякие опера и прочие следователи имеют туда свободный доступ для проведения оперативных и следственных мероприятий. Ну и право почти свободно вывозить народ на допросы и другие оперативно-следственные «мероприятия». Поэтому ты там уже практически бесправен.

И вот около 10 вечера на ментовском УАЗике меня привозят в ИВС. Имея представление об этой конторе не понаслышке (открою небольшую тайну, сразу сказав, что я сам бывший мент и сам неоднократно возил туда жуликов), поэтому я ещё дома оделся потеплее и попроще. В дежурке меня, как и любого другого, полностью раздели, прошмонали всю одежду, забрали деньги, документы, ремень и шнурки, срезали железные бляшки с джинсов и куртки, показали врачу и закрыли в камеру. По общим правилам содержат раздельно: мужчин, женщин и малолеток, подельников, сексменшинства, стукачей, козлов, ранее сидевших… и бывших ментов. Причем бывшими сотрудниками (БС) считаются и менты, хоть день проработавшие в органах и пожарники и ВВшники и спецназовцы и… дофига кто. Не имея особого желания сразу попадать в «черную» хату, я сразу заявил, что БС и меня соответственно загнали в «красную» камеру. «Красная» — не потому, что какая-то специальная и с евроремонтом, просто любая, куда в этот день будут сажать только БСников. Зашел, примерно 5х4 метра, 2 двухъярусных железных шконки с деревянными лежаками (матрацы и бельё там в принципе не предусмотрены правилами), над дверью лампочка, закрытая сеткой, в углу огорожен небольшой стенкой унитаз (хорошо сейчас отказались от баков-параш, а то вааанища от них была — ППЦ), на стене раковина и кран с холодной водой, рядом железный стол-общак с лавочками. Всё железное, прикрученное к полу, небольшое матовое оконце с тремя решетками (три решетки — это стандарт), потому и свет с улицы в камеру еле пробивается… На одной из нижних шконок развалился щупленький по виду малолетка, сказал вроде ему 19, но смысл не в этом. Сразу куча вопросов — кто, откуда, за что, давай, облегчи душу, рассказывай что натворил….

камера в ИВСКогда человек впервые попадает в неволю, это и так является для него огромным шоком. А тут ещё менты, которые усиленно этим пользуются. Наличие стукача-барабана в хате является обычным приемом, и сомневаться тут не приходится. Я молча лег на другую шконку и отвернулся. Фраерок попробовал понаезжать, нарвался на резкость и отстал. Через полчасика опять открылась дверь-робот и появился ещё один «постоялец», этот уже нормальный жулик-мошенник, мы с ним и его подельниками потом неоднократно пересекались в СИЗО, но на зоне не встретились, то ли их укатали на другую, то ли, что планировалось, смогли откупиться. Пока фраерка водили «на допрос», а вероятнее на инструктаж к местному оперу, мы немного пообщались и познакомились. Общались осторожно, стараясь не говорить о себе ничего конкретного. Уже тогда мы начали постигать тюремную науку. Вот как думаете, кто самый главный враг зека? Кто доставляет ему больше всего проблем и неприятностей? Думаете опер? Или козёл-сосед по нарам? Или судья? Нет. На практике самый главный враг — это собственный язык. Именно им мы доставляем себе максимум проблем, а иногда и роем могилу. На зоне ходила поговорка: у каждого зека есть голова, чтоб носить шапку, язык, чтоб создавать себе проблемы, и жопа, чтоб за эти проблемы отвечать…

Кормят в ИВС один раз в сутки, часа в 3 дня, когда большинство сидельцев в суде или на допросах. Поэтому будьте готовы, что все время, пока вы находитесь в ИВС поесть вам не придется, разве что соседи, которые обедали, поделятся с вами куском хлеба или пирожком (если, конечно, у них они остались).

 

Также обратите внимание на следующие темы: